Письмо в редакцию Подписка на новости
Ок
Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — ЗАО «Редакция газеты «Звезда»

Вторник 12 декабря 2017 года

переезд

Апрель 2010

Администратор  24.04.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Депутат краевого ЗС Александр ДРАНИЦЫН: «На те же грабли»

С недавних пор самой верной приметой весны для селян является очередной виток цен на горюче-смазочные материалы, без которых весенний сев немыслим. Хотя вроде бы проблемой удешевления топлива озаботились и президент страны, и правительство, предложившие продавать его землепашцам на десять процентов дешевле. В таком случае цена горючего, действительно, не поднялась бы выше цены в пятнадцать тысяч рублей за тонну. Но перейти от слов к делу у нас ой как непросто. Пока судили да рядили, монополисты быстренько подняли оптовые цены. И сейчас стоимость дизельного топлива составляет семнадцать тысяч рублей за тонну.
Более чем в полтора раза выросла стоимость минеральных удобрений. К примеру, мы покупали аммиачную селитру меньше, чем за пять тысяч рублей за тонну. А нынче нам её предлагают уже по восемь тысяч. И ни о каком режиме благоприятствования для местных товаропроизводителей речи нет и в помине. Стали дороже также запчасти, увеличилась стоимость электроэнергии. К гадалке не ходи, ясно, что повышение цен на всё необходимое для селян приведёт к значительному сокращению посевных площадей.
А краевое министерство сельского хозяйства края отчитывается между тем об увеличении индекса физических объёмов продукции сельскохозяйственных предприятий. Но вот какой парадокс: хоть объёмы-то мы и на самом деле в прошлом году наращивали, но доходов-то получили меньше! Как от реализации молока, так и от продажи мяса. Хозяйство, которым я руковожу, например, недополучило по молоку семь (!) миллионов рублей. И так везде: получив продукции больше, хозяйства адекватной отдачи от неё не получили. Понятно, что на материальную поддержку со стороны краевых властей рассчитывать сейчас не приходится, поскольку субсидии значительно уменьшились, а размер бюджета программы поддержки АПК сократился. Выходит, опять селянину можно надеяться только на себя?!
Только как тогда мы сможем выполнить пожелания губернатора, прозвучавшие недавно в его ежегодном послании: на восемьдесят процентов обеспечить продажу пермского молока, на шестьдесят процентов – мяса, произведённого в крае? Ведь сейчас, когда телевидение показывает «страшилки» о розничной продаже мяса тридцатилетней выдержки, вопрос обеспечения собственными продуктами более чем актуален. И честно скажу: сельхозпредприятия края могут выполнить эту задачу, но при определённых условиях, одинаковых для всех.
На мой взгляд, руководство министерства сельского хозяйства, увлекшись новомодными проектами типа разведения страусов, пока не желает решать проблемы, набившие оскомину. Возьмём ту же реализацию зерна. Навесив на него ярлык не годного для хлебопечения, зерно не закупают у своих селян и под видом фуражного. Основной потребитель – птицефабрики края – неся громадные транспортные расходы, везет его из других регионов. Если уж есть проект «Покупай Пермское», то надо быть последовательным во всём. Или это касается только картошки?
Не скажу, что минсельхоз не видит узких мест отрасли. Вот сейчас, озабоченное неэффективным использованием средств муниципалитетами, министерство пытается сосредоточить все финансовые потоки на уровне края. И в который уже раз может наступить на те же грабли. Деньги могут остаться неосвоенными – как были, так и останутся в крае. До земли не дойдут. Ведь мы уже не раз наблюдали подобное во время реализации программы по развитию АПК в прошлые годы.
Недавно в составе делегации Законодательного собрания края я принимал участие во встрече с парламентариями Удмуртии. Приятно удивило, что там бюджет развития села в два раза больше, чем у нас. Строится много объектов социального назначения, в том числе и на селе. Трудностей, конечно, у них тоже хватает, но приоритеты расставлены правильно – несколько иначе, чем у нас.

С недавних пор самой верной приметой весны для селян является очередной виток цен на горюче-смазочные материалы, без которых весенний сев немыслим. Хотя вроде бы проблемой удешевления топлива озаботились и президент страны, и правительство, предложившие продавать его землепашцам на десять процентов дешевле. В таком случае цена горючего, действительно, не поднялась бы выше цены в пятнадцать тысяч рублей за тонну. Но перейти от слов к делу у нас ой как непросто. Пока судили да рядили, монополисты быстренько подняли оптовые цены. И сейчас стоимость дизельного топлива составляет семнадцать тысяч рублей за тонну.

Администратор  24.04.2010  Прямая речь Комментарии: 1

Журналист Константин ШУМОВ: «Откуда берутся циники?»

Моя знакомая учительница русского языка и литературы одной из пермских школ на днях пожаловалась на своего восьмиклассника – лоботряса и второгодника. Ничего криминального он, в сущности, не совершил. На уроке класс выполнял задание – придумать синонимы к слову «лики». Второгодник решил приколоться. Он предложил синоним – довольно мерзкое словечко «рожи». И всё бы ничего, вот только фраза, в которой нужно было изменить слово, была подписью к картине с лицами советских воинов Великой Отечественной – «Светлые лики солдат». Язык не повернется осудить учительницу, хотя она психанула и назвала своего ученика «нацистом».
Мальчишка спокойно проглотил сказанное, а потом заявил, что как «нацист» первой «завалит» именно учительницу… Можно, конечно, списать его поведение на «трудный возраст», гормональный весенний взрыв. Но причина, сдается мне, лежит совсем в другой плоскости. Родители, относящие себя к «среднему классу», просто не успевают заниматься с ребенком – они деньги зарабатывают. И наивно думают, что ребенка будет воспитывать школа.
Конечно, школа всеми оставшимися после оптимизаций силами занимается воспитанием подрастающего поколения. Но учителя не могут рассказывать детям, как воевали и трудились в тылу именно их прадеды и прабабушки во время войны, унесшей миллионы жизней. Лично мне – рассказывали, поэтому слова «война вошла в каждый дом, в каждую семью» – не пустой звук. С детских лет помню рассказы бабушки Кати о том, как они встретили войну. В 1941 году она возглавляла облсовпроф работников потребкооперации. О начале войны узнали только вечером 22 июня – всем правлением ездили за город. Тут же бабушка Катя, а тогда Екатерина, собрала всех своих подчиненных, скинулись, кто сколько смог, и купили сами у себя со склада бочку вина. «Выпьем в день Победы» – такова была резолюция. А 9 мая 1945 года бочку выкатили на улицу Куйбышева, где была их «контора», и угощали всех прохожих. За четыре года вино скисло, но пили люди его с удовольствием. Деда не стало уже после 9 мая – под Прагой его убил фашистский снайпер.
В памяти и папины рассказы, как он, шестилетний, упал в обморок в очереди за хлебом и потерял хлебные карточки – трагедия для всей семьи. И почтальон с похоронкой на деда – мама рассказывала, как бабушка упала в дверях с этим листочком серой бумаги. Эти рассказы, пусть даже и с налетом некой легендарности, стали для меня прививкой от цинизма и нацизма на всю жизнь. Очень хочется верить, что и для моих детей – тоже. Я часто рассказываю им о погибшем деде и умершей недавно бабушке.
Но, похоже, не всем сегодняшним молодым такая прививка сделана. Недавно в одном из «студенческих» автобусов случайно услышал разговор. Две студентки всерьез обсуждали пенсии и льготы ветеранов Великой Отечественной войны. «Представляешь, – говорила одна, – пенсия в месяц такая, как моя «стипа» за полтора года! Куда им такие «бабки» – только на пропой!» Вторая тему поддержала: «А отцу маминой подруги новую квартиру дали. Куда она ему? Одной ногой в могиле стоит, а туда же!» Резюме было простое: «Лучше бы молодым отдали – ветераны свое уже отжили». Честно скажу, еле сдержался, чтобы не «дать в бубен», как говаривает сегодня то самое «поколение «0»…
Отчего это идет? Наверное, оттого, что наши дети мало знают про войну. Не интересуются, или мы не в состоянии их заинтересовать. Мы до сих пор назубок помним фамилии героев Великой Отечественной, никогда не спутаем Сталинградскую битву с Курской дугой, а маршала Жукова с маршалом Коневым. Кто-то скажет: мол, это всё детали, со временем они забудутся, а в душе останется только чувство патриотизма. Не соглашусь. Другая Отечественная война – с Наполеоном – случилась почти два века назад. Но я до сих пор не спутаю Дениса Давыдова с Барклаем де Толли, и Багратионовы флеши для меня не абстракция из компьютерной игры. Для части же молодых россиян Великая Отечественная – всего-то пара параграфов из учебника истории – сдал и забыл. Пока потребность в знании истории своей страны не станет для молодых естественной, мы будем получать одно за другим поколения циников. Ведь историю России надо не только выучить, но и прожить, пропустить ее через голову и сердце.

Моя знакомая учительница русского языка и литературы одной из пермских школ на днях пожаловалась на своего восьмиклассника – лоботряса и второгодника. Ничего криминального он, в сущности, не совершил. На уроке класс выполнял задание – придумать синонимы к слову «лики». Второгодник решил приколоться. Он предложил синоним – довольно мерзкое словечко «рожи». И всё бы ничего, вот только фраза, в которой нужно было изменить слово, была подписью к картине с лицами советских воинов Великой Отечественной – «Светлые лики солдат». Язык не повернется осудить учительницу, хотя она психанула и назвала своего ученика «нацистом».

Администратор  16.04.2010  Прямая речь Комментарии: 1

Депутат краевого ЗС Алексей БУРНАШОВ: «Давайте расставим приоритеты»

В процессе подготовки вчерашнего пленарного заседания социальный комитет Законодательного собрания рассмотрел поправки в бюджет в сторону увеличения на рекордную сумму почти в 8 миллиардов рублей. При этом на 3 миллиарда сокращается кредитная масса. То есть в крае появились свободные средства, которыми мы раньше не располагали.

Администратор  16.04.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Доцент ПГУ Константин ШУМОВ: «Смерть меняет личину»

наш общий дом опять пришла беда. И пришла она под новыми личинами, прикинувшись почти что безобидным гостем, получившим в обществе одно имя — «смеси курительные».
В массовых масштабах разного рода «спайсы», хищно глядящие на потребителя глазом¬эмблемой с упаковки, стали появляться на российском рынке в 2008 году. Год весьма символичен. Именно тогда от курительных смесей резко отреклись в Германии, Швейцарии, Франции, Польше, Соединенных Штатах, Канаде, Австрии и других странах. Именно тогда бы и призадуматься чиновникам и депутатам, что за зелье полезло к нам через все щели. Именно тогда бы и принять новые законы. Или хотя бы посоветоваться с зарубежными коллегами — что за запрет они такой приняли. Не случилось.
Зато интерес к новой дури проявили молодые пользователи Интернета, падкие до всего модного. Читаешь и диву даешься: «Покурил, так вперло, так вперло, до мультиков — всего то с трех затяжек», «А сны какие кайфовые — чума! Всем пацам рекомендую, круче герыча разбирает!». И невдомек «пацам», что из кайфового сна можно просто не выбраться. А «впереть» может до сильнейшего отравления — всего то с тех самых трех затяжек. И привыкание наступает уже почти с первого раза. Травились пач-ками, умирали. Сколько — не известно. Такой статистики просто не существует. Есть общая графа — «отравление наркотическими веществами». В ней все, кто обкумарился, передозился или перетянулся новой сногсшибательной смесью.
Есть и другая причина, почему власти поздно спохватились. Почему милиционеры и наркополицейские беспомощно разводили руками, прекрасно понимая, что пришла новая беда. Для того, чтобы закрывать точки продаж и наказывать торговцев, зелье должно быть включено в перечень наркотических средств, утвержденный Правительством Российской Федерации. Увы, не включили, спокойно полежывая на печи.
Уже в 2008 году Интернет буквально взорвало. Нормальные блогеры и юзеры с ламерами выставляли на сайтах и в блогах адреса точек продаж с предупреждениями, что смеси смертельно опасны. Следовали одно за другим виртуальные обращения к властям. Пользователей Сети удивляло, что у торговцев есть некие подобия сертификатов. Профилактикой через Интернет занимались по собственной инициативе врачи, быстро уловив начало приближающейся катастрофы. «Дурью» курительные смеси делали синтетические каннабиноиды и частицы психоактивных растений. Узнать это, было бы желание, чиновники могли из зарубежных экспертиз. Однако только общественная активность и обращения силовиков сподвигли Минздрав на первые шаги.
Но маховик власти раскручивается очень неторопливо. После информационного интернет¬взрыва прошло около года (!), пока не вышло Постановление Правительства РФ № 1186 от 31.12.2009 г., решением которого ряд компонентов курительных смесей был внесен в список наркотических средств. Руки у силовиков оказались развязаны. В Пермском крае создана межведомственная рабочая группа по пресечению оборота смесей. Остается только работать, засучив рукава, до полного искоренения заразы. Но в этом месте есть проблема. В какой то степени сказывается ведомственная разобщенность — часть товара можно «закрывать» из¬за отсутствия соответствующих разрешительных документов, хотя «смеси» и не входят в Перечень. Заниматься этим может Роспотребнадзор, но у его работников и без смесей хлопот полон рот.
И эта беда не главная, вопросы согласования действий можно каким то образом решить. В жизни получается, как в поговорке: «Пришла беда, я ее за дверь гоню, а она — в окно». На самом деле у новой разновидности смерти масса личин. Они то ароматизаторами для воздуха прикинутся, то смесью для кальяна, то таблеткой для ароматизации воды в ванне, то благовониями. Еще одно вещество появилось — его реализуют под видом удобрений для комнатных растений. Экспертиза показывает, что удобрение это по силе воздействия героину фору даст, а в Перечень оно не входит.
Что ж делать? Еще год ждать, пока Минздрав новые вещества в список включит? Другая дурь появится. Сколькими жизнями и покалеченными судьбами за это время расплатится общество? А потом дельцы выдумают еще что нибудь — пирожки с героином, как в старом анекдоте, ароматизатор теста для пасхального кулича, суперспеции для плова…
Мне кажется, должен сработать механизм общественного контроля, пока неповоротливое законодательство приспосабливается под новую действительность. Опыт такой уже есть — молодежные организации устраивали пикеты у ларьков, торговавших смертью, клеили на них стикеры с устрашающими надписями в рамках акции «Антидурь». Молодежи и карты в руки — от нее самой зависит, будут их дети жить в одурманенной и обкурившейся стране или в стране, где хотя бы раз в день из-за туч выглядывает солнышко. Ведь именно на молодежь направлен основной удар. Им зачастую проще узнать, где и у кого берет дурь одноклассник или однокурсник, и встать пикетом у этой точки. Правда, старая акция (в том числе и в Перми), проводилась уже после при-нятия официальных документов — до появления новых «смесей». Но кто сказал, что в строящемся гражданском обществе нельзя работать «на опережение»?

В наш общий дом опять пришла беда. И пришла она под новыми личинами, прикинувшись почти что безобидным гостем, получившим в обществе одно имя — «смеси курительные».

Администратор  16.04.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Заслуженный работник культуры Надежда ГАШЕВА: «Потрава на книжных полях»

Я обращаюсь прямо к культурному сообществу Пермского края, чтобы прокомментировать ситуацию, сложившуюся на сегодня вокруг книжного проекта «Пермь как текст».
Я была участником проекта как редактор и работала с большим удовольствием. А сейчас произошла измена великому в пользу ничтожного и пошлого. Проект не завершен, из 12 книг вышло 9, хотя работа была закончена в прошлом году. На днях г-н Мильграм, исполняющий обязанности министра культуры края, выступил в передаче радиостанции «Эхо Перми» и обещал согражданам, что все будет хорошо и книжки выйдут в свет. При этом он пояснил, что надо действовать в правовом поле. Вот о полях и поговорим.
Сначала было свободное поле — блестящая идея писателя Алексея Иванова. Он не требовал за нее денег, хотя креативные идеи во всем мире оплачиваются в первую очередь. Затем министерство культуры края объявило конкурс на исполнение проекта. Конкурс выиграла «Лига юных журналистов» во главе с г-ном Вилькевичем. С ним министерство сотрудничало и прежде на других проектах. Надеясь, что поле и впрямь правовое, мы с энтузиазмом принялись за работу. Все переговоры с авторами вели мы двое — Ксения Гашева и я. Поскольку авторы знали нас и нам доверяли, они любезно согласились передать свои авторские права на издание в рамках проекта до конца 2009 года.
Опуская многочисленные подробности, скажу только, что вскоре поле перестало быть правовым. Выпустив первые три книги, «Лига» начала задерживать платежи, приходилось буквально вышибать из г-на Вилькевича проплаты за уже вышедшие тома. Сделать это до конца не удалось. На сегодняшний день не уплачены гонорары за вышедшие книги пяти авторам текстов и авторам предисловий. За три книги, не вышедшие в свет, гонорар также не выплачен, хотя срок действия договоров давно истек. Из сметы чудесным образом совсем исчезли суммы гонораров составителю и авторам антологии пермской поэзии за три века. В предварительной смете, представленной министерству в начале проекта, эти суммы были заложены.
Приведу список ограбленных: М. С. Астафьева-Корякина, ветеран Великой Отечественной войны, наследница авторских прав В. П. Астафьева; писатели А. Иванов, Д. Ризов, В. Михайлюк; журналист С. Федотова; все живые поэты края — участники антологии; ученые Л. Баньковский, В. Раков, О. Лейбович, А. Киммерлинг. Не за все работы выплачены деньги корректорам, редакторам и ювелиру, изготовлявшему шильдики для подарочной части тиража. Не уплачены деньги типографии «Звезда» за три вышедших тома. Не все свои долги г-н Вилькевич официально признает, и не всё удастся доказать. Но бесспорно: часть денег украдена.
В этой позорной ситуации г-н Мильграм предлагает странный выход. Издать три оставшихся тома, а затем все уважаемые авторы пусть судятся с мошенником. Но в правовом поле этого сделать нельзя. Сроки действия договоров с авторами проекта истекли, и для возобновления издания следует заключить с ними новые договоры, а следовательно, оплатить их работу. Министерство культуры должно будет дать ответ Законодательному собранию края, почему проект «Пермь как текст» выполнен не в полном объеме и куда делись выделенные на него средства. Кроме того, на мой взгляд, в этическом поле министерству следовало бы извиниться перед всеми участниками проекта и автором идеи за эту безобразную ситуацию. Всю радость от прекрасной работы изгадили и нам, и Алексею Иванову.
Г-н Мильграм в своем выступлении по «Эху Перми» заявил: «Мы ведь ничего не разрушаем». Нет, разрушаете! Вы разрушили наше доверие к власти. Вы бестрепетно смотрите, как разрушаются Коми-Пермяцкий и Лысьвенский театры, как раздробляются археологические памятники края, как разрушается система музыкального образования края, как в фонды библиотек не поступают новые издания, так как нет финансирования. Список разрушений могут продолжить пермские писатели, художники, музыканты, работники музеев, библиотек, театров и т. д. Издательской политики в крае давно нет, хотя Пермь некогда славилась своими книгами. Я несколько лет обивала пороги власти, чтобы сохранить структуру Пермского книжного издательства, и все это тоже кончилось воровством еще в конце 1990-х и гибелью марки. Ничего не меняется и сейчас.
Мне жаль, что библиотеки края и читатели не получат обещанных последних трех книг проекта «Пермь как текст». Возможно, найдется спонсор на их издание, только это будет не министерство культуры — там права авторов не уважают, а с законом об авторском праве незнакомы.

Я обращаюсь прямо к культурному сообществу Пермского края, чтобы прокомментировать ситуацию, сложившуюся на сегодня вокруг книжного проекта «Пермь как текст».

Администратор  01.04.2010  Прямая речь Комментарии: нет

Политобозреватель «Звезды» Сергей ИВАНОВ: «Братва рулит. Доколе?»

Обескураживающий результат получила партия власти при избрании председателя Земского собрания Краснокамского района. За секретаря местного отделения «Единой России» Валерия Клёнова, претендовавшего на второе по значимости кресло в территории, проголосовали лишь пять депутатов из пятнадцати. Такая вот партийная дисциплина. Перед началом заседания все как один клялись в верности и дружбе, а как дело дошло до голосования, то выяснилось, что никакого единства-то в рядах нет. Даже чуждые «яблочники» дали больше голосов в общую копилку, чем «свои». В другое время, быть может, стоило позлорадствовать: мол, не всё коту масленица. Но только не сейчас.
Дело в том, что большинство народных избранников предпочло увидеть во главе представительного органа власти Игоря Малых, прежнего председателя Земского собрания и человека с неоднозначной, как принято сейчас говорить, репутацией. Чего, к примеру, стоят две его судимости за экономические преступления – мошенничество и неуплату налогов? Правда, они погашены. Потому, наверное, и дают возможность раскаявшемуся и исправившемуся попирателю законов право баллотироваться в органы муниципальной власти и самому теперь уже определять правила игры в экономической сфере района.
И, тем не менее, выбор краснокамских депутатов выглядит как минимум странным. В первую очередь из-за сомнительного, на мой взгляд, имиджа Земского собрания. Что это там за депутаты, если ими руководит пусть и вчерашний, но мошенник? Вот и глава района Дмитрий Маркелов признался, что доволен кандидатурой председателя Земского собрания. Впрочем, чему тут удивляться? Дискуссии о приходе криминала во власть, начавшиеся ещё в конце девяностых, так ни к чему и не привели. Общество, по сути, разделилось на два лагеря. Одни требовали «не пущать», другие уповали на сознательность избирателя. Мол, он во всём разберётся. Вот мы и пришли сейчас к тому, что среди депутатов немало тех, кто имел и до сих пор имеет проблемы с законом. И даже те, кто по долгу службы обязан реагировать на нарушения, проявляют при этом удивительную лояльность.
Свежий пример опять же из того злополучного Земского собрания. Во время выборной кампании кандидат в депутаты Юрий Нежданов представил в избирком недостоверные данные о получении им высшего образования. Обман с «липовым» дипломом вскоре вскрылся. Но никто – ни территориальная избирательная комиссия, ни прокурор, ни даже конкуренты – ничего не предприняли для снятия нарушителя с гонки. Словно никого за эти шалости никогда не снимали с выборов, никто не терял должности руководителя губернаторской администрации, не шёл под суд. В Краснокамске же за это даже не пожурили.
А всё потому, что каковы царящие в обществе нравы, такова и реакция людей на всё происходящее. И избрание во власть людей с криминальным душком, похоже, стало объяснимой реакцией обывателей на недовольство существующей властью. Своеобразным протестом – пусть, мол, братва порулит, если у людей, не имеющих официально конфликтов с законом, не получается. Но каково при этом чувствовать себя тому же Клёнову – директору предприятия, солидному человеку, – в одной компании с криминальными элементами? И не возмутишься – таков, действительно, выбор народа. Не бросишь всё – ответственность давит. Не скажешь всё в глаза «новой поросли политиков» – чего доброго ещё поколотят.
И это вовсе не шутки. В составе Земского собрания Краснокамского района немало тех, кто, как и председатель, не в ладах с законом. Но, в отличие от поднаторевшего в популистской риторике Игоря Малых, они ещё не научились работать языком, хотя постепенно отвыкают орудовать кулаками. Депутат Станислав Зимин, например, в своё время привлекался к уголовной ответственности по части 1 статьи 116 Уголовного кодекса «Причинение побоев несовершеннолетнему». Свою вину он признал, и дело было прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам. В местном ОВД скопилось несколько заявлений о противоправных действиях всё того же Юрия Нежданова, депутата с фальшивым дипломом. В основном, по факту причинения побоев. Поэтому неудивительно, что в последнее время так часто в сводках криминальных новостей фигурируют депутаты с мест.
К слову, голосуют и действуют они куда более консолидированно, чем те же единороссы. Парадокс?! Нет, просто знают: на каждую силу найдётся другая сила. И если рассматривать краснокамский пример как единичный случай, некий сбой и продолжать отмахиваться от проблемы, как назойливой мухи, то может статься так, что в представительные органы власти вскоре приличные люди вообще не пойдут. Чтоб не замараться…

Обескураживающий результат получила партия власти при избрании председателя Земского собрания Краснокамского района. За секретаря местного отделения «Единой России» Валерия Клёнова, претендовавшего на второе по значимости кресло в территории, проголосовали лишь пять депутатов из пятнадцати. Такая вот партийная дисциплина. Перед началом заседания все как один клялись в верности и дружбе, а как дело дошло до голосования, то выяснилось, что никакого единства-то в рядах нет. Даже чуждые «яблочники» дали больше голосов в общую копилку, чем «свои». В другое время, быть может, стоило позлорадствовать: мол, не всё коту масленица. Но только не сейчас.

Администратор  01.04.2010  Прямая речь Комментарии: 2

Инвалид I группы Мария ПАРШАКОВА: «Бездушная среда»

Инвалид I группы Мария ПАРШАКОВА
Бездушная среда
И в страшном сне мне не могло присниться, что может такое случиться. Работала врачом, стала инвалидом первой группы. То, что раньше давалось легко и бездумно, теперь требует огромных усилий. Привычная среда в одночасье вдруг стала агрессивной. Но как-то надо с этим жить…
Как? Вроде для людей с ограниченными возможностями в Перми что-то делается. Появились пандусы, правда, не всегда пригодные для эксплуатации. Но кроме них существует еще множество деталей в городской «безбарьерной» среде.
Не так давно городские власти рапортовали о приобретении спецавтобусов. Но оказалось, что механическими и автоматическими пандусами они либо не оснащены, либо эти пандусы неисправны. Кроме того автобусы следуют графику. А для погрузки коляски требуется время. График ломается. И водителям такие пассажиры как кость в горле. Вот и получается: спецтранспорт ради показухи? Отчета перед избирателями?
А попробуйте во время движения автобуса скрюченными от артроза, как у меня, или ослабленными параличом пальцами отсчитать деньги за проезд. Хорошо еще, если у человека две руки… Вряд ли местные чиновники задумывались об этом, одним росчерком пера отменив сначала бесплатный проезд для инвалидов, а потом и социальные проездные. Сами-то они давно видят общественный транспорт только из окон кабинетов.
Понятно, что инвалиды чаще других вынуждены обращаться в аптеки. Казалось бы, естественно предусмотреть место, где бы человек мог присесть и перевести дух. Как бы не так! Сами понимаете, что уж говорить о магазинах. В них не принято «рассиживаться». Мир принадлежит молодым и здоровым. Не балуют скамейками и улицы Перми. В городских дворах жители отказываются от них из-за пьяных компаний. А мы ведь на этих скамейках «гуляем», дышим, выбираясь из квартир на воздух…
Не рады нам и в поликлиниках. Помнится, при социализме на стенах висели таблички: «Участники Великой Отечественной войны и инвалиды обслуживаются вне очереди»? Сегодня в поликлиниках в единой очереди к «окошку» нередко перемогаются и участники войны, и инвалиды… Так, по-видимому, реализован официальный лозунг мероприятий для инвалидов – «Смотри на меня, как на равного!»?
Теперь вернемся к пандусам. В домах они упираются в лестницы. Как преодолеть лестничный марш? Голова ни у кого из хозяев города, по-видимому, не болит. Точно такие же труднопреодолимые условия в основном ареале нашего обитания – квартирах.
Узкие дверные проемы, высоко расположенные выключатели, невозможность самому принять ванну… Богатые люди перестраивают узкие проходы в широкие арки из прихоти. А у нас, кому это жизненно необходимо, такой финансовой возможности нет! А ведь в городе реализуется программа «Доступная среда». Почему бы не начать ее с квартир, переделав их под обездоленных хозяев-инвалидов?
Не могу не сказать и о такой животрепещущей проблеме, как ЖКХ. Монетизация льгот была бы неплоха, если бы мы не теряли в денежном эквиваленте. Те, кто в результате монетизации понес серьезные потери, чтобы вернуть хотя бы их часть, должны собрать кучу справок. Учитывая, что это должен проделать инвалид, иначе как издевательством это не назовешь. Тем более, что справки надо обновлять каждые полгода. Идет расчет, что люди не выдержат и махнут на все рукой?
Люди государевы смотрят на нас как на нахлебников. Условий, чтобы реализовать право на труд инвалидов рабочей группы, не создается. Как будто никто не понимает: жизнь сегодня такова, что дамоклов меч висит над каждым. И никакой социальный статус от резких поворотов судьбы не застрахует…

И в страшном сне мне не могло присниться, что может такое случиться. Работала врачом, стала инвалидом первой группы. То, что раньше давалось легко и бездумно, теперь требует огромных усилий. Привычная среда в одночасье вдруг стала агрессивной. Но как-то надо с этим жить…