Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Вторник 21 ноября 2017 года

переезд

Новости

09:49  08.09.17 Наука Прикамья

Прикамские геологи-съемщики заканчивают работу по картированию алмазоносной Красновишерской площади - из полученных данных составляется отдельный лист федеральной современной геологической карты последнего, третьего поколения масштаба 1:200000.

О предварительных результатах исследований и о минеральных богатствах недр, сегодня практически брошенных на севере Пермского края, рассказал «Звезде» заслуженный геолог РФ, главный геолог ЗАО «Пермгеологодобыча» Георгий Морозов.

- Георгий Георгиевич, почти семь десятков лет главным в Красновишерском районе был прииск «Уралалмаз». Но не так давно он обанкротился. Якобы потому что добывать в вишерских недрах стало нечего. А ведь еще весной 2015-го Вы же и рассказали мне, что к тем 6,5 млн карат одних из самых дорогих в мире камней ювелирного качества, сданных государству прииском, здесь остаются недоработанными еще 13 млн. Изменилась ли эта оценка теперь?

- Выросла: сейчас мы оцениваем ресурсы площади в 15 млн карат. Расскажу байку, которая - совершеннейшая быль. Вишерской экспедицией одно время руководил легендарный Адриан Ишков - в бассейне реки Большой Щугор есть с тех пор Ишковский карьер. Так вот они вскрыли там песчаники и этими песчаниками отсыпали дорогу - 6 км: от карьера до Волынки.

А потом начальнику пришла в голову мысль прогнать породу из карьера через драгу, и экспедиция нашла алмазы. А дорога та есть по-прежнему, и она, можно сказать, бриллиантовая: на три-четыре тысячи карат, примерно, - если отправить на обогащение. Причем, как минимум, сотни тысяч карат остались на площади даже не из-за недоработок «Уралалмаза», а по бортам его полигонов, - куда прииск и не совался.

Мы и раньше подозревали, а сейчас понимаем, что Вишера - большой район с коренными месторождениями и россыпями общим числом около двух десятков. Но руки «Уралалмаза» до них не дошли, потому что с начала 90-х геологоразведочные работы прекратились. При Советской власти как было? Технико-экономическое обоснование - почти закон. За отклонение от проекта наказывали.

И соблюдалась последовательная цепочка: если добытчики взяли сегодня 100 тысяч карат, то и разведчики должны сегодня же прирастить запасы на 110-120 тысяч. Но неожиданно ничего этого не стало. И прииск вплоть до своего краха вел варварскую, что называется, добычу, выгребая только лишь открытое во времена СССР. Причем мелочь просто бросали.

ПРИРОДА ОТ БАНКРОТСТВА ВЫИГРАЛА

- Ходят слухи, что кто-то и сейчас ведет там нелегальную добычу.

- Слухи и есть. Фейк - по нынешней терминологии. Это золотишко можно за сезон лоточком кило-полтора намыть, а обогащение в алмазной добыче - огромная кубатура. Черпаете экскаватором один ковш, другой, и они будут пустые, а в десятом окажется хорошее содержание. И незаметно извлекать камни не получится. Кубометры породы размывают водой, и то, что водоемы станут мутными, - даже из космоса заметно.

- А разве они на брошенных полигонах сейчас чистые?

- Понимаете, «Уралалмаз» так спешно разорился, что большинство объектов брошены без рекультивации. И можно сравнивать места, где ее проводили и где нет. Так вот на рекультивированных землях пейзаж мертвый. А там, где ничего не сделано, природа берет свое. Прииск ведь вскрывал породу, выворачивал все наизнанку, тут же обогащал, но безо всякой химии и каких-то вредных отходов.

И теперь все эти немножко взбудораженные полигоны затягивает растительность. Сначала иван-чай, потом шиповник, малинник, березняк, осинничек, и образовался этакий техногенно-естественный ландшафт. Плюс водичка дырочки находит, реки-ручьи восстанавливаются, быстро и неплохо зарыбливаются. В целом, от банкротства природа выиграла. А вот отрасль в целом - проиграла. Мы потеряли кадры.

Их восстановить довольно таки трудно. Ведь с опытом к людям даже без геологического образования приходило настоящее чутье. Они уже по одному виду кварца могли предполагать наличие или отсутствие алмазов. Если тот - обломочный, то ничего нет, а когда леденцовый, гладкий, - есть шансы. Хотя механизаторов: экскаваторщиков, бульдозеристов, буровиков, - пролетариат еще можно выучить.

А вот с обогатителями, теми, кто на прииске работал на сезонных обогатительных фабриках, все гораздо сложнее. Подобных специалистов надо готовить десятилетиями. В свое время «Уралалмаз» половину таких профессионалов отправил в Якутию, и обогащение там начинали пермяки. А для возобновления добычи здесь, если найдется инвестор, нужного народа уже нет, - хотя с момента банкротства трех лет не прошло.

РАЗ В ДВЕ НЕДЕЛИ НОВЫЙ ИНВЕСТОР

- И два года назад мы об этом с Вами тоже говорили. Но, может, инвесторы начали наконец ходить вокруг пермских алмазов косяками? Ведь 15 млн карат при средней цене в 500 долларов за единицу - это 7,5 млрд в американской валюте.

- Бизнесмены с большими кошельками и приглядываются. Чуть ли не раз в две недели появляются новые. А потом пропадают. Когда узнают, что быстрые деньги на добыче алмазов не отбить. Быстрые деньги - это оружие, проституция, наркотики, а в нашем деле нужно инвестировать и ждать. Причем о скором возобновлении алмазной промышленности на Вишере и речи не идет.

Инфраструктура разрушена полностью, а переделывать и восстанавливать - всегда тяжелее, чем строить новое. Но есть Александровский алмазоносный район, который мы открыли уже в недавнее время. Под боком - железная дорога, рядом - автомобильная, какая бы она не была разбитая, ЛЭП-500 проходит, - и возле Александровска запустить процесс реально.

Главное, здесь разведано и поставлено на государственный баланс около миллиона карат: по двум коренным месторождениям, ранее бывшим в собственности Дмитрия Рыболовлева (по данным «Звезды», сейчас ими владеет дочь олигарха - Екатерина, - авт.), по россыпи Чикман и по четырем участкам на Чаньве, Сюзи, Кади и др., где ведет работы команда владельца и председателя совета директоров ОАО «Александровский машиностроительный завод» Геворга Меграбяна.

- И что же нужно, чтобы процесс пошел?

- Сначала - первые десятки миллионов долларов для создания поисково-разведочной инфраструктуры и обеспечения производства техническими средствами. Затем - установка и запуск обогатительных фабрик, которые сразу давать прибыль не смогут, но позволят компенсировать вложения в доразведку - по советскому принципу: добыча с параллельным обеспечением постоянного прироста выявленных запасов.

И тогда через 7-8 лет окупится вся затея. Вот только потенциальный инвестор, узнав про эти сроки, делает кислое лицо: мол, за 7-8 лет меня или убьют, или посадят, или власть сменится, - и исчезает с концами.

- А государство как главный заинтересованный субъект?

- Оно могло бы вкладываться на разведочном и оценочном этапах, а потом готовенькие объекты передавать частникам: бери, организуй рабочие места, приступай к обогащению. Хоть вахтами персонал вози, хоть жилье рядом с прииском строй, но осваивай месторождение - приноси пользу стране, себе и людям. Иначе ведь сбоку дышит Китай, который, как известно, умеет ждать и способен платить.

Но мы же - патриоты, и поэтому надеемся все же на государство Российское. Ведь работы еще - непочатый край. От Ивделя до Новой Земли Урал, северная его часть, практически не исследован, притом что там должны быть все те же богатства недр, что в свое время были найдены на Среднем и Южном Урале: в Прикамье, в Свердловской и Челябинской областях, в Башкирии.

Правда, есть ощущение, что кто-то алмазную тематику в Пермском крае сознательно притормаживает, кто-то очень влиятельный. Переломит ли эту ситуацию новый министр природных ресурсов края - посмотрим. По крайней мере, он свой - потомственный геолог, выпускник геологического факультета Пермского университета. Хоть и геофизик с уклоном в нефтянку, но практик.

ВСЕ ДЕЛО ВО ФЛЮИДАХ ИЗ ГЛУБИН

- Вернемся к нашим алмазам. Открытые «Пермгеологодобычей» за деньги Дмитрия Рыболовлева Рыбьяковское и Ефимовское месторождения этих камней официально названы коренными. Но еще несколько лет назад в традиционной геологической тусовке это вызывало скепсис. С другой стороны, совсем недавно в свежей лаве камчатского вулкана Ключевская Сопка были обнаружены образовавшиеся в ней алмазы. А я, например, благодаря Интернету, своими глазами видел патент на изобретение Вашего друга и единомышленника Анатолия Рыбальченко...

- Однокурсника, одногруппника, одноклассника, да еще и в школе за одной партой сидели...

- И суть этого принадлежащего корпорации «Уралкалий» патента в том, как добывать алмазы, золото, платиноиды из толщи руды Верхнекамского месторождения калийных солей.

- Флюиды - вот всеобъединяющее понятие. Если сравнивать Землю с арбузом, то в ее изучении мы пока даже до красненькой мякоти не добрались - только зеленую корочку сверху поцарапали. Наши точные знания ограничиваются трехстами-четырехстами метрами в глубину. И как все внутри устроено, как формируются минералы, можно только предполагать.

В конце 19-го и начале 20 века господствовала, грубо говоря, гидротермальная версия, потом возобладала идея метасоматоза, мол, породы меняют химический состав под воздействием неких растворов. А теперь все больше ученых склоняются к тому, что из мантии, с глубины 140-180 км, с высочайшей скоростью поднимаются флюиды, эманации, выносящие химические вещества.

И, если их останавливает в этом движении какое-либо препятствие, непроницаемый горизонт, образуются залежи полезных ископаемых. Например, как у нас на Урале сотни миллионов лет назад или сейчас в рифтовой зоне Красного моря. Древний Предуральский прогиб, он же, по сути, подобие современного Красноморского бассейна. И именно благодаря флюидам у нас тут возникли месторождения калийно-магниевых солей, золота, алмазов, нефти.

Более того, не исключено, что их воспроизводство происходит и сейчас. Так, есть в Татарстане Ромашкинское нефтяное месторождение - на гранитном своде, где углеводородов в принципе быть не должно. Но их там добывают и добывают. Да я и сам, можно сказать, вырос возле подобной бессмертной скважины - знаменитой №7 Краснокамского района, где первый фонтан получили еще в апреле 1936-го - лучшей на тот момент высококачественной нефти.

Я в детский садик ходил - ее из «седьмой» качали, закончил школу и университет - качали, в Сибири поработал и вернулся - качали. По всем соседним «кустам» скважины иссякли, а №7 - нет. И закрыли ее потом не оттого, что нефть кончилась, - просто совсем старушкой стала. А ее рабочий гул в ушах у меня до сих пор стоит.

(Продолжение темы - в одном из следующих номеров газеты «Звезда»)

Юрий ТОКРАНОВ, фото автора и ЗАО «Пермгеологодобыча»


Copyright «Звезда» © При использовании материалов ссылка на zwezda.perm.ru обязательна!
Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К списку новостей

Фоторепортаж

Глава Прикамья - интервью на старте

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц