Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Понедельник 11 декабря 2017 года

переезд

Пермяк наказан годом поселения и взысканием 0,8 млн рублей за то, что пьяная дама кинулась под колеса

07:45  10.10.17 Вердикт

Чудны дела твои, Господи! Любой человек, севший за руль автомобиля, – потенциальный преступник? Но именно к такому выводу приходишь, когда читаешь приговор Мотовилихинского районного суда Перми от 14 августа 2017 года.

Согласно решению суда, пермяк Сергей Костарев был признан виновным в совершении ДТП со смертельным исходом. И приговорен к одному году лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении и лишению водительских прав сроком на два года. Кроме того, в пользу дочери погибшей суд решил взыскать с виновника аварии компенсацию морального ущерба в размере 800 тысяч рублей.

Казалось бы, всё правильно. За смерть человека водитель должен понести наказание. И судебная практика такова, то есть решений по подобным делам наши суды выносят сотни. Однако за каждым из этих дел стоят реальные люди и сломанные человеческие судьбы. И – не дай бог, конечно, – на месте Сергея мог оказаться любой автомобилист.

Я не претендую на истину в последней инстанции, не хочу поставить под сомнение решение суда. Я просто прочитал все материалы дела как автомобилист. И мне стало не по себе. Итак, по законам жанра рисуем картину происшествия, послушав обе стороны. Вот как она выглядит со слов виновника ДТП:

– Лето, солнце, на улице плюс 26 градусов, – рассказывает Сергей. – Еду себе с женой и ребенком по Восточному обходу. Знак ограничения скорости – 90 километ­ров в час, автомобиль веду даже медленнее (экспертиза после ДТП показала, что скорость его составляла 77 километров в час – авт.). Дорога – трасса, две полосы в одну сторону, две – в другую, между ними металлическая разделительная полоса. Пешеходными переходами даже не пахнет. Вдруг за двести метров впереди вижу на обочине группу людей. Снизил скорость, на всякий случай посигналил. Мне и в голову не могло прийти, что кто-то из них решится бежать через дорогу прямо под колеса летящим по ней машинам. Однако одна женщина, как на грех, выбежала из-за едущего передо мной автомобиля и резко побежала через дорогу. Естественно, увидел я ее в последний момент. Уже потом сторона обвинения на суде заявила, что я должен был тормозить, как только заметил группу людей на обочине, а не тогда, когда пешеход бросился под колеса. Извините, я что, таксист? Тем более если бы я резко затормозил, в мою машину могли бы въехать едущие за мной автомобили. И потом, из-за резкого торможения автомобиль могло занести. Потому я, как учат в автошколах, стал работать рулем. Насколько это было возможным, ушел на крайнюю левую полосу, но женщина, увы, побежала туда же. Столкновения избежать не удалось, и, к сожалению, она погибла.

А вот как выглядит картина происшествия, если цитировать обвинительное заключение следователя. Текст этого обвинительного заключения, кстати, целиком и полностью, слово в слово перекочевал в судебное решение:

«Костарев С. Г. 9 июля 2016 года около 21 часа 50 минут, управляя технически исправным автомобилем «Хендай Гетц», осознавая, что управляет источником повышенной опасности и от его действий возможно наступление общественно опасных последствий… проявляя преступную небрежность и легкомыслие, рассчитывая без достаточных на то оснований, что может осуществлять полный контроль за дорожной обстановкой, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий своих действий и самонадеянно надеясь на их предотвращение, грубо нарушил пункт 10.1 правил (превысил скорость, хотя, напомню, скорость автомобиля была 77 километров в час при ограничении 90 километров в час – авт.) и без достаточных на то оснований, легкомысленно рассчитывая, что осуществляет постоянный контроль за дорожной обстановкой (именно так и написано – с двойным упором на самонадеянность и легкомыслие – авт.), увидев на пути своего движения опасность – пешехода, переходящего дорогу, имея техническую возможность избежать наезда на указанного пешехода путем принятия мер к торможению, не принял мер к остановке своего автомобиля, а с целью избежать наезда на пешехода перестроился в левую полосу автодороги «Восточный обход города Перми», продолжил по ней движение и допустил наезд».

Теперь перевожу на русский: оказывается, езда по трассе в теплый летний день со скоростью 80 километров в час называется «проявлять преступную небрежность, самонадеянность и легкомыслие». Может быть, нужно ехать со скоростью 20 километров в час и постоянно ждать, чтобы кто-нибудь не выбежал на дорогу?

Но лично мне мой инструктор в автошколе всегда внушал: безопаснее всего двигаться со скоростью потока машин. Но он, оказывается, был неправ? Безопаснее всего медленно ехать по трассе. И главное – постоянно осматривать обочины. А дальше как повезет.

Но есть еще один немаловажный нюанс: погибшая женщина-пешеход была пьяна. Именно отсюда ее непредсказуемое поведение. Об этом говорили свидетели, это показала и экспертиза. В крови погибшей было обнаружено 3,4 промилле алкоголя. По таблице алкогольной интоксикации это тяжелое алкогольное отравление. Хуже только смерть.

Удивительно, как женщина вообще могла не только ходить, но и бегать. Правда, в судебном решении об этом факте ни слова. Безусловно, смерть любого человека – это трагедия. И известно, что пьющие люди нередко становятся пострадавшей стороной в ДТП. И если это не смягчающее вину водителя обстоятельство, то и не повод наказывать водителя рублем.

Ведь компенсация морального ущерба (опять же с учетом судебной практики) – 800 тысяч рублей. А то получается, пешеход ничего не соображала, но водитель-то соображал! И этот факт водителю в минус.

Что еще удивительно: в одном месте в судебном решении написано, что суд признает, что пешеход грубо нарушила ПДД, перебегая дорогу в неположенном месте. А в другом – уже нет. А довод Сергея Костарева о том, что тетенька вообще-то перебегала дорогу в неположенном месте, – это, как указано в судебных документах, попытка виновника ДТП… уйти от ответственности!

Честно говоря, при всей неоднозначности ситуации поражает «кровожадность» приговора, в котором черным по белому написано, что «исправление подсудимого невозможно без реального отбытия срока»! То есть только тюрьма такого водителя исправит?

Ни в коей мере не берусь оспаривать приговор – закон есть закон. Но хочу сказать от себя лично: проблема наша в том, что, во-первых, все подобные дела поставлены на поток. И тщательно разбираться в них судам некогда. Только этим я могу объяснить тот факт, что текст судебного решения на 99 процентов копирует обвинительное заключение следователя.

И во-вторых, самый главный документ, на основании которого была признана вина Сергея Костарева (как и признается вина в других подобных случаях), – экспертиза. И она показала, что водитель имел теоретическую возможность избежать наезда на пешехода.

Вот он, суровый язык цифр. И ключевые слова здесь – теоретическую возможность. По заключениям эксперта специальных экспертиз №1 ЭКЦ ГУ МВД России по Пермскому краю, с момента выхода пешехода на проезжую часть до момента столкновения с автомобилем в данном конкретном случае прошло 4,5 секунды.

Как я уже сказал ранее, по зафиксированным следам экстренного торможения скорость машины виновника ДТП составляла 77 километров в час. Остановочный путь автомобиля «Хендай Гетц» в рассмат­риваемой дорожной ситуации теоретически составляет 53,4 метра.

Расстояние же до пешехода в момент возникновения опасности (выхода пешехода на проезжую часть – авт.) составило 96,2 метра. То есть 96 больше 53. И потому Сергей Костарев «располагал технической возможностью предотвратить наезд».

Но не предотвратил. И потому виновен. Не важно, что человек не робот и практически на всё про всё, как пояснил мне сам Сергей Костарев, у него было 2 секунды!

Вся нелепость ситуации состоит в другом. Не было бы у Костарева в запасе лишних секунд – он был бы признан невиновным! Перевожу результаты экспертизы на русский: ехал бы водитель со скоростью 100 километров в час или больше, он бы при всех тех же обстоятельствах отделался штрафом за превышение скорости, а не сроком за смертельное ДТП.

Потому что экспертиза показала бы, что расстояние до пешехода в момент возникновения опасности составляло 96,2 метра, а теоретический остановочный путь автомобиля равен условным 105 или 110 метрам.

И в таком случае водитель просто «не располагал технической возможностью предотвратить наезд». А раз ехал медленно – извини… Получай срок и направляйся к месту отбывания наказания. Такая вот ирония судьбы, такие парадоксы Фемиды.

Андрей СТРЕЛЬНИКОВ


Copyright «Звезда» © При использовании материалов ссылка на zwezda.perm.ru обязательна!
Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К списку новостей

Фоторепортаж

Глава Прикамья - интервью на старте

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц