Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Суббота 20 января 2018 года

переезд
Газета

По полосам    По разделам

№ 1 (32166)

от 4 января 2014

Ок
Ок
Земляки ЗЕМЛЯКИ

Одержимые ветром

Есть на Урале удивительные люди, совершающие рисковые путешествия ради познания истории и жизни северного народа

Что там, за Саклаимсори-чахль, горным плато, водоразделом Волги, Оби и Печоры? Что там, за бесконечной тундрой, покрытой солнечными ягодами морошки и куропатками? Кто ходил, тот знает, как идти по болоту или преодолевать буреломы, когда тебя живьем ест мошка, ползти на четвереньках вверх по каменным рекам — курумам, замерзать на льду реки, когда вокруг только один свет — звездный, как идти против ветра с риском быть занесенным снежной пургой на горном перевале. Один неверный шаг — и тебя нету. Можно выдержать неделю, даже месяц. Больше — если только иметь базу для отдыха и ночлега, как у геологов. Это территория от Северного Урала до Полярного, тысяча километров, самое необжитое место на планете.

Иногда лишь встретишь в этих диких местах пауль — мансийское селение одной или нескольких семей, да и тех сейчас уже почти нет. Да, только манси, известные под своим старинным названием вогулы, могли жить в столь суровых условиях. Большая часть народа ушла в никуда, меньшая — живет в Ханты-Мансийском автономном округе, другие растворились среди татар и русских. Можно вспомнить, на Вишере есть одна часто встречаемая фамилия, за Уральским хребтом — селение с таким названием, а в Москве мэр с уральским разрезом глаз. Ну не могут они без наших-то Ельцин, то Собянин.

Путешественник и этнограф Виктор Мальцев (на фоне оленьего стада)Путешественник и этнограф Виктор Мальцев (на фоне оленьего стада)

Хозяева Уральских гор

Но находились люди, которые шли туда только для одного — чтобы исследовать этот народ, его культуру, религию, быт и труд. Несколько лет назад в Перми вышла книга геолога Сергея Михалевича «Хозяева Уральских гор», в которой он рассказал о своих первых встречах с северным народом.

Автор родился и вырос в Перми, в микрорайоне Нагорный, рядом с базой геологоразведочной партии. Что сказалось на выборе профессии, интересах и образе жизни будущего путешественника. Там он начал собирать какие-то камушки, хрусталики, которые геологи выбрасывали из кернохранилища. С этого все и началось. Потом стал посещать клуб юных геологов. Впервые участвовал в экспедиции на берега Вишеры. Учился в Пермском нефтяном техникуме. Служил в армии. Поступил на заочное отделение в Свердловский горный институт на специальность «Геологосъёмка, поиски и разведка месторождений полезных ископаемых». Работал тут же, в институте, на кафедре общей исторической геологии. Искал золото под Красноуральском. Занимался облицовкой камнем метро в Екатеринбурге. Так и остался в строительстве, в Перми. Только не оставил Север.

Ещё в начале девяностых начал ходить с друзьями на Ишерим, Тулымский и Молебный камни, что на Северном Урале. Были у горы Чистоп, о которой рассказывают фантастические вещи, — например, люди могут пропасть на несколько дней, а потом появиться снова там, где располагались древние мансийские святилища. Однажды они заплутали и встретились с манси Прокопием Бахтияровым, шедшим по лесу с лайкой. Пообщались — никогда не видели вогулов. Манси показал, куда им идти — по старой нартовой дороге. Пригласил в гости. Обещали, что будут. В тот раз они прошли маршрут через Молебный камень, спустились в долину Вижая, чтобы через Тахту выйти на трассу. В истоках Вижая вышли на старый заброшенный пауль — мансийское селение с большим домом, вполне жилым. Представьте себе дом в тайге, а на чердаке малица — расшитая узорами меховая верхняя одежда, монеты, фотографии, черепа животных… Только люди отсутствуют, как будто вышли и не вернулись ещё. Сергей был поражен существованием параллельного мира, в котором никого уже нет. Хозяева ушли навсегда или умерли.

Через год они с фотохудожником Виктором Мукановым отправились в гости к Прокопию Бахтиярову. Жили у манси дней пять, ходили по окрестностям пауля и слушали рассказы хозяина о прошлом народа, о традиционном укладе жизни, тысячелетних преданиях, шаманских обрядах. И в последующие годы заходили к Прокопию, чтобы потом уйти дальше на север. Бывали в Тресколье, известном мансийском пауле на Лозьве, где живут потомки Анямовых, Самбиндаловых, Бахтияровых, Пеликовых и Пакиных.

«Я называл Тресколье ставкой мансийских родов, — говорит путешественник, — с каждого большого, некогда многочисленного рода там осталось по одной-две семьи. Мы записывали рассказы, песни и быт вогулов».

Однажды отправились на озеро Турват, что на территории Ханты-Мансийского автономного округа, где у истоков Северной Сосьвы живет род Самбиндаловых. Они считаются хранителями озера, на берегу которого находилось святилище, и находящегося рядом горного массива — Ялпынг-нер. День шли по болотам, чуть не утонули с Виктором Мукановым, но святилища не нашли. Зато познакомились с семьей Саввы Самбиндалова. Пришлых людей манси видели редко. Поэтому многих помнили из тех, кто к ним приходил. У каждого места в пауле и в окрестностях имелось имя собственное, которое давалось по каким-то мансийским духам или событиям и фактам, которые там случались.

Экстремал

«Вот эта скала называется Вера Александровна паварам керас», — сказал Савва. Оказалось, на этом месте подвернула ногу Варсанофьева, первая женщина в России, получившая степень доктора геолого-минералогических наук. Звучало так, будто это произошло вчера, а не шестьдесят лет назад. Потом сказал: «Я вот тут с Заплатиным разговаривал…» И опять это ощущение — вчерашнего дня. Хотя встречался с кинооператором давно, когда, будучи мальчиком, пас с отцом оленей в горах Урала. Или такое: «Был тут Виктор Мальцев из Перми…»

«А я о нем ничего не слышал, — рассказывает Сергей, — поэтому сразу заинтересовался, кто он такой, этот Виктор Мальцев. „Он такой человек, что наши отцы сами показывали ему свои святилища, — говорил Прокопий, — водили его туда, где я сам не был. Да, такой он человек!“ Конечно, это говорило о том, что манси испытывали к Мальцеву крайнюю степень доверия, что случалось очень редко. Мы, например, ходили к Прокопию пять лет, но нам он своего святилища так и не показал. Хотя до разговора о сакральной жизни все равно доходило, поскольку у них все завязано на духах. Но Прокопий сразу замыкался. „Я же к вашим богам не лезу!“ — говорил Прокопий. И на озере мы святилища не видели, хотя знали о его существовании. Спустя годы я увидел это тайное место на фотографиях Виктора Мальцева. Уже позднее, упоминая фамилию Виктора Мальцева, мы удивлялись, что его отлично помнят как своего большого друга манси среднего и старшего поколения».

Сегодня этого человека называют легендарным и загадочным. Он — художник, этнограф, путешественник-экстремал, на протяжении нескольких десятилетий в одиночку совершал многомесячные летние, а иногда и зимние исследовательские маршруты по Уралу. Несколько раз проходил от истоков Вишеры до побережья Ледовитого океана пешком — около тысячи километров. Обыкновенному человеку этого просто не выдержать. Архивы Виктора Мальцева исчезли. Родители умерли, а сестры живут неизвестно где. Где он сам, на том свете или на этом, никто не знает. Но друзья сохранили письма этого человека. Вот одно из них, которое он написал геологу Александру Новикову в поселок Полярный Урал:

«Держусь стоически. Передюжим. Таким худеньким (-30 кг) вернулся ещё и потому, что 4 туристов меня ещё на реке Подчерем обокрали (почти все суппакеты — вся основа). Но это ещё до снега — грибов валом, ягоды, рыба — не смерть. Так вот, Урал они не перешли (там уже метели, ураганный ветер: скучно сучкам стало), плыли на катамаране обратно: „Ешь синявки, рыжий! Ха-ха!“… Выманить на берег не удалось: уже через секунды поняли, с кем дело будет у… Просьбу же погладить за это по головкам отклонили. Камни… Удар за ударом. Топор можно было бы бросить, но я бы его потерял: глубоко. И так лез в воду. „Презервативы“, на которых они плыли, все в крови. Самому разговорчивому больше всех и досталось. Морда, как партбилет, красная стала. Убить мало… Урал перешел почти пустой. Сам перевал — в пургу, ночью. Баба найдена. Ещё! Вот отчего она „Блуждающая“ на всех картах».

Последние слова в письме — о поисках легендарной Золотой бабы, которыми художник занимался тоже. По его мнению, Золотая баба — это название каменных истуканов манси, стоящих в священных местах Уральских гор. Кроме того, Мальцев описывал следы снежного человека, встречавшиеся ему в пути. При этом на маршруте он был один — ни телеоператоров, ни связи, ни спасателей. Он был один в пространстве и времени. Если упадет грудью на каменное ребро, никто не поднимет.

Бывший геолог Валерий Демаков помог единственному оставшемуся на Вишере манси Алексею Бахтиярову построить дом в заповеднике «Вишерский». Сегодня он вместе с Сергеем Михалевичем пытается отыскать следы пропавшего исследователя северного народа. Недавно Валерий побывал в краевой клинической больнице, где сохранились настенные работы Виктора Мальцева, работавшего в этом учреждении художником-оформителем. Но о судьбе самого автора картин здесь ничего не знают.

Геолог Сергей Михалевич исследует историю народа мансиГеолог Сергей Михалевич исследует историю народа манси

Экспедиции в параллельный мир

«В „Хозяевах Уральских гор“ речь шла о манси Северного Урала, но потом появилась мечта рассказать о манси всего Урала, живущих на Северной Сосьве, на Ляпине и дальше. Захотелось проследить, кто там в северных краях остался. И собрать материал, — продолжает рассказ Сергей Михалевич, — я нашел людей, которые этим занимаются, встретился с Алексеем Слепухиным из Екатеринбурга, возглавляющим „Команду искателей приключений“, который изу-чает манси, живущих на восточном склоне гор. Эти „искатели“ занимаются не только изучением, но практической помощью вогулам — везут им продукты, лекарства, одежду. Сканируют фотографии, которые хранятся в семьях. Ведь известно, после смерти людей в тайге многое пропадает. Записывают родословные. Я начал собирать очерки людей, которые ходили по Уралу параллельно со мной. Самыми северными манси занимался Илья Абрамов из Соликамска, закончивший географический факультет ПГУ. Он последние годы работал в Фонде сохранения духовного наследия мансийского народа в Ханты-Мансийске. Познакомился с текстами школьных преподавателей Алексея Казанцева и Алексея Карцева из Чердыни, которые уже пятнадцать лет ходят с ребятами на север, изучая остатки былого мансийского присутствия на западном склоне Урала. Знают, что такое нарты, ловушки, знаки на деревьях. Подготовил и свои рассказы о вишерских манси. Познакомился с геологом Александром Новиковым, в начале 90-х работавшим на Полярном Урале, предоставившим переписку с Виктором Мальцевым. При моральной и финансовой поддержке „Команды искателей приключений“ появилась книга „К уральским манси“, вышедшая в этом году».

В последней книге Сергея Михалевича много снимков, в том числе просто уникальных. Вот Виктор Мальцев, стройный, перехваченный широким офицерским ремнем, с рюкзаком, стоит в горной тундре на фоне величественных останцев Мань-пупу-нера. На одном из фото, уже цветном, хорошего качества, вижу группу из нескольких человек: князь Михаил Романов, Леонид Багратион, рядом — известный общественный деятель русскоязычной общины Финляндии Кирилл Глушков, его жена — писательница Марианна Флинкинберг и их дочь Кира — очаровательная девушка с русским типом красоты. Это экспедиционные товарищи Виктора Мальцева, сфотографированные с представителями царской семьи. Кира — девушка, портреты которой он писал и никому не показывал. Девушка, которая собиралась приехать к нему в Пермь. Но не случилось.

А вот письмо Виктора Мальцева от 5 ноября 1993 года о том, что произошло с ним в поезде: «У меня „исчез“ финский рюкзак с содержимым, убыток — 1 млн. руб. — классно! Переживем: все восстановимо, почти все… Очень жалко фотопленки. Медведь, лось, лебеди, рыба, скалы, баба, Миснэ, горы, льды, люди замерзающие и замерзшие реки… Ё-моё. Всё снова отсниму: никуда не уйдет! Придется дуть туда снова. В любом случае бы пришлось: отработан материал бегло — снег, холод, туман… Обгорел, застужен (искупался в пороге на Толье, притоке Вольи), хлебнул горюшка и так и этак. Болею пока. Температура…. Что творится на севере! Едва ли не вымирают! Получаю письма: недоедание, воровство, грабежи, пачками — убийства… А лес Печоры уже у французов. Из Березова — целый пакет убитых, пропавших без вести».

Кроме фотографий, опубликованных в книге, у Михалевича хранятся ещё сотни снимков. Я разглядываю их так, будто из машины времени. Именно такие люди, как Мальцев и сам Михалевич, двигали страну на северо-восток и создали эту великую страну — геологи, казаки, купцы, ученые. Как у Николая Гумилева: «Мы рубили лес, мы копали рвы…»

Фотохудожник и путешественник Вячеслав Мухтаров встречался с Виктором в 80-х годах, несколько раз провожал и встречал его с маршрутов. Рассказывал, что из каждого похода Мальцев нес с собой по двадцать блокнотов без корочек, чтобы были легче, с записями и рисунками. Все страницы были исписаны мелким аккуратным почерком. За несколько десятилетий был накоплен гигантский объем этнографической информации! Где она сегодня? За время подготовки книги к изданию Сергею Михалевичу и Алексею Слепухину удалось найти нескольких человек, с которыми Виктор вел переписку. Один из них, бывший охотовед Владимир Валдайских, поделился с исследователями письмами и фотографиями этнографа.

Герой Уральских гор

Из разных источников известно, что ещё в юности, после первых встреч с оленеводами в горах Северного Урала, Виктор стал одержимым человеком, посвятившим жизнь изучению северных народов. Со временем главным его интересом становится сакральная жизнь манси, хантов и ненцев, скрываемая от посторонних глаз, окутанная вековой тайной. Его интересовали все стороны мансийской жизни, легенды и были. Привозил из экспедиций по 20–30 заснятых фотопленок. Готовил книгу о северном народе. Им были сделаны тысячи фотографий, исписаны сотни блокнотов, сделаны многочисленные зарисовки карандашом, найдены и описаны таинственные святилища вогулов. В первые свои трансуральские путешествия Виктор отправлялся без палатки и спальника, туристического коврика и ружья, с куском полиэтиленовой пленки, в которую он заворачивался в конце маршрута и без ужина падал на землю после восемнадцати часов ходьбы.

«Несколько раз его, замерзающего в одной штормовке, подбирали оленеводы в занесенной снегом полярной тундре», — пишет Сергей Михалевич. Виктор был настоящим сталкером Севера, с которым проявляли желание выйти на маршрут не только россияне, но и многие иностранцы. Но он предпочитал одиночные путешествия, подвергая себя такой опасности, которая не раз могла кончиться его гибелью.

На фотографиях, сделанных Виктором, можно увидеть сундуки на цепях, тайные святилища со следами кровавых жертвоприношений, фетиши из родовых амбарчиков. Он рассказывал друзьям об удивительных вещах, когда кто-то шел рядом с ним параллельным курсом, было видно, как отгибаются и трещат ветви, при этом там никого нет, точнее — кто есть, того не видно. Или о местах с угнетенной растительностью, откуда хочется бежать в паническом страхе. Обо всем этом можно прочитать в книге, которую собрал Сергей Михалевич и в которую включены очерки семи авторов.

В 1992 году в Финляндии вышла книга Марианны Флинкинберг и Николая Гарина «Земля угров», в которой рассказывается о провод-нике Викторе Мальцеве: «Шаман был очень стар, с особым суровым взглядом, которого боялись все из его окружения. Шаман был одет в обычный мансийский мужской ветронепроницаемый анорак, но был подпоясан интересным, вызывающим любопытство поясом: к нему были прикреплены маленькие мешочки, зубы и когти различных животных. Шаман усадил Виктора за стол. На столе находилось три стопки. Шаман выглянул через окно на улицу и, как будто обращаясь к кому-то третьему, пробормотал странные слова. Они были не на языке манси, из чего Виктор решил, что шаман читает заговор. На следующий день, покидая деревню, Виктор почувствовал сильную боль в ногах, такую, что ходьба по отрогам Урала стала невыносимо мучительной, и затем, уже находясь дома, он чувствовал себя обез-ноженным несколько месяцев. Через несколько лет, приехав в это селение, Виктор столкнулся с удивленными взглядами его жителей. Они полагали, что его уже нет в живых. Они утверждали, что шаман, уже умерший к этому времени, пытался продлить свою жизнь, взяв под свою власть душу Виктора. Мол, шаман до этого уже захватил души порядка 40 человек, чем вызвал их смерть. Вместе с сельчанами они решили, что Виктору удалось удержаться на ногах, поскольку он носит на шее крестик». (Перевод Анастасии Хорошевой.)

Александр Новиков, готовивший письма Мальцева к публикации, пишет, что один бывший товарищ художника по экспедициям, свердловский автор, в нескольких своих пространных повестях увековечил Мальцева под его собственной фамилией, именем и внешностью в образе расхитителя сокровищ народа манси. «Чем вызвал искреннее недоумение самих жителей тайги и тундры — ханты, манси, коми и ненцев, всех тех, кто знал его лично на протяжении многих лет, — пишет геолог, — этическая сторона этого поступка находится далеко за гранью элементарной человеческой порядочности».

Манси Прокопий Бахтияров в малице, в родовом Кимг-Чупа-пауле (Селение у глухариного тока)Манси Прокопий Бахтияров в малице, в родовом Кимг-Чупа-пауле (Селение у глухариного тока)

Авторы сборника утверждают, что в последние годы Виктор Мальцев испытывал нападки не только со стороны старого друга, но и со стороны пермских бандитов, о чем он, кстати, сам упоминает в своих письмах. По этому поводу Александр Новиков приводит слова академика Дмитрия Лихачева: «Может, в каких-то странах обществом и наукой управляют рынок и здоровая конкуренция, но в нашей стране всем управляет Зависть». «Известно, зависть к таланту — черна и бездонна», — добавляет геолог.

Может быть, кто-то точно знает, где сегодня находится Виктор Мальцев, человек, одержимый ветром странствий? Была получена информация, что Виктор скончался в 2007 году в возрасте 55 лет в одном из городов Пермского края. Но найти могилу геологам и путешественникам не удалось. Что стало с его архивом — снимками, рисунками, рукописями? Забытый всеми, публично оболганный другом, обворованный, где он теперь, путешественник, художник, этнограф? Может быть, остался лежать в горах Урала или на погосте провинциального города. Хочется надеяться, что ушел в монастырь или стал отшельником. Дай бог! О, если бы все наши надежды сбывались!

Copyright «Звезда» © При использовании материалов ссылка на zwezda.perm.ru обязательна! »»» Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К содержанию номера

Комментарии (2)

organmusic

organmusic 23 марта 2014, 18:25

Этот «друг» — Гарин Николай Петрович, роман «Таежная богиня»


Федос

Федос 06 января 2014, 12:19

Друг - не Иванов ли? Который теперь в Екатеринбурге живет. Тогда понятно, почему он про нас и про Пермь так плохо отзывался, как говорится с больной головы на здоровую.


Оставить свой комментарий

По требованию российского законодательства, комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.

Почта нужна для отображения аватара. Подробнее на сайте Gravatar.
Антиспам
Отправить
Фоторепортаж

Глава Прикамья - интервью на старте

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц