Пермская краевая газета

Основана в ноябре 1917 года. Учредитель
и издатель — АО «Газета «Звезда»

Вторник 21 ноября 2017 года

переезд
Газета

По полосам    По разделам

№ 37 (1181) Капитал

от 15 октября 2014

Ок
Ок
Экспертное мнение ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Алексей Чернов:

Не стать бы «придатком» Китая…

Ситуация в экономике лучше не становится. Стоимость нефти марки Brent впервые за два года упала до психологической отметки в 90 долларов за баррель. Если нынешняя цена продержится хотя бы полгода, правительство будет вынуждено пересматривать параметры бюджета.

Официальный курс доллара также впервые в истории превысил 40 рублей, евро закрепился выше 51 рубля.

Отечественное продовольственное эмбарго, по мнению экспертов, вызовет в конце года резкий рост цен, так как дефицит предложения не смогут компенсировать ни отечественные производители, ни альтернативные зарубежные поставщики продуктов. И все это происходит на фоне ограничения доступа к рынкам капитала, возрастающей стоимости финансирования, давления на бизнес и снижения покупательской способности населения.

Каков выход из сложившейся ситуации? Об этом мы и начали разговор с генеральным директором инвестиционной группы «Свободный капитал» Алексеем Черновым.

— Алексей Анатольевич, не так давно правительство официально признало, что ситуация в экономике не внушает оптимизма и следует ожидать худшего. Скажите, действительно ли это так? И с какими показателями мы подходим к концу года?

— На сегодняшний день российская экономика демонстрирует устойчивое снижение темпов роста. За 8 месяцев 2014 года рост промышленного производства в целом по стране составил 1,3 процента, по итогам августа эта цифра дошла уже до нуля. Рост ВВП за полгода составил 0,8 процента, по итогам августа также ноль. Фактически это означает, что экономика встала. Если по итогам года мы покажем рост ВВП 0,5 процента, это можно будет назвать оптимистическим сценарием.

— Стоп, но совсем недавно правительство России ставило главной целью превысить среднемировые темпы роста ВВП…

— И России это удавалось в докризисные годы, а также в 2010 и 2011 годах. Сегодня же мы проигрываем уже не только конкурентам из BRICS, но и развитым странам. Самое интересное, что причины большинства негативных моментов, которые мы наблюдаем сейчас в экономике, — это наши ошибки. Они имеют вполне рукотворный характер и нашу же местную прописку.

— Что это за ошибки?

— Росту экономики способствует целый набор факторов. Первый лежит в области кредитно-денежной политики — это увеличение ликвидности и снижение ставок. По этому пути идут Европа, США, Япония и Китай. И результат виден — они прошли дно, показывают положительную динамику. У нас же, наоборот, Центробанк (ЦБ) — апологет жесткой денежной политики и высоких ставок. Какой может быть рост экономики, если стоимость однодневных денег на рынке достигает 8,5–9,0 процента годовых? У глав Европейского ЦБ и ФРС США среди целей — инфляция, экономический рост, занятость, динамика кредитования, темпы строительства и многое другое. У нашего же Центробанка инфляция как фетиш, в угоду которому убивается весь экономический рост.

Вторым, не менее важным фактором, способствующим росту экономики, является комфортное и прогнозируемое значение курса национальной валюты. Эта величина должна обеспечивать баланс между импортом и экспортом. Прогнозируемость валюты позволяет гражданам планировать свои расходы, бизнесу строить инвестиционные планы, а госорганам дает ясность по налоговым поступлениям в бюджет. Когда курс рубля в течение двух месяцев может «прыгать» на 10 процентов в обе стороны, это характеризует его как спекулятивный актив для получения двухзначных доходностей, а не как регулируемую Центробанком валюту. Конечно, когда вся ликвидность перетекает на валютные операции, пропадает мотивация кредитовать реальный сектор.

— А как же налоговая политика?

— Налоговая политика — это третий фактор роста экономики. Если цель в увеличении темпов роста, то налоги должны, как минимум, не повышаться. Мы же, наоборот, как на федеральном, так и региональном уровне постоянно слышим разговоры о повышении ставок налогов и сборов. Конечно, это нервирует бизнес, создает дополнительное давление. Госрасходы — это еще один фактор, способствующий экономическому росту. Понятно, что в условиях дефицита сложно соблюсти баланс интересов. Но в наших условиях власти предпринимают в корне неверный шаг, сокращая расходы на развитие человека (образование, здравоохранение, социальная политика). Так, в федеральном бюджете на 2015 год практически всё, кроме армии и правоохранительной системы, подверглось секвестру. В бюджете Пермского края — та же тенденция. Вспомним хотя бы дискуссию об отмене социальных доплат разным категориям граждан и стипендий старшеклассникам.

— Но, несмотря на секвестр бюджета, государство старается помогать бизнесу, особенно тем компаниям, которые пострадали от санкций. Разве это не должно способствовать экономическому росту?

— Бизнесу надо не помогать, а не мешать. Для развития экономики необходимо давать свободу частным игрокам. Разумеется, это предполагает партнерский диалог равноправных участников рынка и государства. У нас вместо создания условий для бизнеса государство само активно занимается бизнесом. В отдельных случаях ведет себя как рейдер, захватывая приглянувшиеся активы. Арест главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова тому пример. Принадлежащая холдингу «Башнефть» сегодня — одна из самых эффективных нефтяных компаний, которая находится в группе лидеров по темпам нефтедобычи, имеет самый высокий коэффициент переработки среди российских компаний (показатель 85 процентов соответствует уровню зарубежных игроков) и самую высокую рентабельность собственного капитала. Конечно, это лакомый кусок. Но поскольку в рамках гражданского процесса ее практически нельзя отобрать, требуется уголовное дело. По сути, всем снова отправлен сигнал: в стратегическом плане в России не защищены ни один бизнес, ни один актив. Оттого и продолжается бесконечный отток капитала. Только за 9 месяцев этого года он составил 85 миллиардов долларов, это в два раза больше, чем в прошлом году.

— То есть я так понимаю, на ваш взгляд, действия властей идут абсолютно вразрез с тем, что действительно нужно предпринимать для развития экономики? Почему так происходит?

— В романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» хорошо описывается аналогичная ситуация. Там показывается иррациональность проводимой властью политики. Ещё в 50-е годы, когда была написана эта книга, в ней прозвучала очень актуальная и сегодня мысль: «Если вы думаете, что власть действует рационально, а её цель — максимизация национального богатства, создание и поддержка эффективности, то вы ошибаетесь. У власти есть своя цель, которая может абсолютно не совпадать с интересами каждого человека, или каждого бизнеса, или даже всего общества». И действительно, глядя на действия властной верхушки, понимаешь, что на первом плане у них далеко не общественный интерес и тем более не экономика, а элементарный инстинкт самосохранения: сохранение власти и локальная задача пройти 2018 год.

— То есть задачи развития экономики перед ними не стоит?

— Развитие предполагает действия, обратные сегодняшним: расширение свобод, развитие конкуренции, воссоздание федерализма, делегирование прав и ответственности, поддержка инициатив и многое другое, что мотивирует человека создавать. С 2012 года по сегодняшний день я не помню ни одного нормативного акта или закона, который бы что-то разрешил или дал новые возможности для человека или частного бизнеса. Наоборот, одни запреты и дополнительные ограничения. Постоянный поиск врага. Власть не консолидирует общество для созидания, а провоцирует людей на выплеск негативных эмоций, достает из них все самое худшее наружу. Финальными темами стали Крым и Украина, которые буквально зомбировали 85 процентов населения… И сейчас мы пытаемся учить федерализму Украину, хотя у нас он закончился еще лет пять назад. Настоящий федерализм подразумевает бюджетную сбалансированность. На мой взгляд, необходимо принципиально пересмотреть источники наполнения федерального и региональных бюджетов, обеспечить региональные расходные обязательства источниками доходов. Но это не выгодно власти, потому что создает дополнительные риски. Намного проще обеспечивать лояльность губернаторов трансфертами федерального бюджета. Поэтому, если есть лояльность и обеспечено правильное голосование, можно и закрыть глаза на неэффективность губернатора и его «бюджетные эксперименты». Создается система, когда губернатор в регионе — просто временщик, воспринимающий регион и бюджет как ресурс, отданный в управление, из которого надо успеть выжать все возможное.

— Описанная вами картина актуальна и для Пермского края?

— Происходящее в нашем регионе можно описать как «безвременье». И впали в это состояние мы главным образом из-за отсутствия какого-либо стратегического видения того, как должен развиваться регион. Губернатор Виктор Басаргин «завис» в проектах, которые были начаты еще при его предшественнике Олеге Чиркунове. Многое напоминает состояние дежавю, своего рода пермский «День сурка». Он пытается переделать их под собственное видение и понимание, встроить в свою систему. Но, как правило, когда что-то переделываешь, всегда получается коряво. В итоге все усилия уходят на борьбу со старым, но при этом не создается ничего нового. Именно это не дает возможности двигаться вперед. Огромная проблема, которая видна — очень низкое качество проработки инвестиционных проектов и бюджетного планирования.

— Введенные Евросоюзом санкции отрезали российским компаниям доступ к займам на внешнем рынке. Насколько это для нас серьезно?

— Сегодня у промышленных компаний порядка 400 миллиардов долларов внешних займов, у банковского сектора — порядка 250 миллиардов долларов. Такие суммы российский финансовый рынок предоставить не способен. Именно поэтому все крупные корпорации стройной толпой идут за помощью к правительству с тем, чтобы получить средства из Резервного фонда или Фонда нацио-нального благосостояния. Но на всех денег в бюджете не хватит. На мой взгляд, санкции стали чем-то сродни отрезвляющему душу: мы в одночасье увидели, где мы находимся. Мы ставили целью к 2020 году создать в Москве мировой финансовый центр, но у нас до сих пор, по сути, не создан полноценный финансовый рынок. Сегодня любой банк — это черная дыра, а капитализация российского фондового рынка менее 1,5 процента от мирового рынка капитала.

— Зато нефтянка — это наше все…

— Всегда считалось, что нефтянка — это наше все. Но как только были введены санкции на продажу нам новых технологий, вдруг выяснилось, что у российских нефтяных компаний нет технологий глубоководной добычи нефти. Президент ОАО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов публично заявил, что Россия не производит оборудование для гидроразрыва пласта, хотя по этой технологии добывается 25 процентов российской нефти. Ввели продовольственные санкции и тут же спохватились, что наше сельское хозяйство не способно закрыть даже базовую продуктовую линейку. Получается, как у Андерсена: «А король-то голый»…

— Сейчас Россия все активней разворачивается в сторону Китая. На ваш взгляд, позволит ли партнерство с этой страной решить существующие проблемы?

— Для этого отношения должны строиться на условиях равноправного партнерства и экономических интересов. Последние контракты «Роснефти» и «Газпрома» показывают, что Китай «отжимает» нас по полной программе, пользуясь сложившейся ситуацией. «Роснефть» заключила с Китаем контракт на 25 лет и уже получила авансом 70 миллиардов долларов, «Газпром» — контракт на 30 лет, при этом обсуждается аванс в 25 миллиардов долларов. Люди с легкостью берут деньги сегодня, обрастая обязательствами на 30 лет. Где будут персоналии, причастные к контрактам, через 30 лет? Кроме этого, «Газпром» по китайскому контракту получил льготу по НДПИ. Получается, что бюджет от этого партнерства ничего особо не выигрывает. Россия долго боролась со званием «сырьевого придатка Запада», чтобы стать сырьевым придатком Китая. Но одно дело разговаривать с Западом, который не консолидирован, а до США лететь десять часов, другое дело Китай — с общей границей, 1,4-миллиардным населением и 3,8 триллиона долларов золотовалютных резервов, ядерным арсеналом и масштабной космической программой. У нас несопоставимые потенциалы, Китай может купить нас «на корню». Возникает риск потери экономического суверенитета.

— Да, картина нерадужная… И все-таки, резюмируя — что, на ваш взгляд, ожидает Россию в будущем году?

— Действительно, сегодня много негативных тенденций и рисков, но это не означает, что все они реализуются в короткой перспективе, именно в 2015 году. На то они и риски, чтобы их выявлять и управлять ими. Если по итогам будущего года не будет допущено снижения ВВП — это уже будет достижением. Вообще, может показаться, что я говорю об абстрактных и далеких вещах. Где-то в дома до сих пор не подано тепло, а я о контрактах с Китаем. Но жизнь не ограничивается одним отопительным сезоном. Важны направления, то, куда мы идем. И это выбор каждого — видеть эти риски и с учетом их строить свою жизнь — или ходить в розовых очках. Хотя я понимаю, что за тем потоком пропаганды, который буквально обрушился на всех, сложно получать информацию, адекватную текущей ситуации. Какого-то коллапса, конечно, не будет. В такой ситуации с ростом экономики около 0 — 1 процента лет 10–15 еще можно будет просуществовать. Другое дело, что большими темпами накапливаются системные риски и диспропорции в экономике и обществе, которые рано или поздно дадут о себе знать. И чем позднее это произойдет, тем больнее это будет для большинства граждан и для частного бизнеса. Сегодня сложилась ситуация, когда сама власть и государство, а не кто-то там далеко, являются основными источниками рисков и угроз для человека и бизнеса. Сегодня Россия по факту взяла курс на самоизоляцию, на «натуральное хозяйство», но в глобальном мире есть шанс только у открытых систем и экономик.

— А как эти глобальные тенденции отразятся на Пермском крае?

— Я уже говорил, что какого-то глобального коллапса в отношении страны ждать не стоит. И наш край в данном случае точно не станет исключением из правил. По сравнению с другими регионами мы находимся далеко не в худшем положении. Ключевые отрасли экономики нашего региона — ресурсы, нефть, нефтехимия при сегодняшнем курсе доллара находятся в выигрышном положении. Это не даст нашему региону сильно просесть. Можно сказать, нам повезло, что есть столько ресурсов. Другое дело, что имея такую ресурсную базу, такой потенциал, мы сидим с максимальным дефицитом бюджета. Этот факт, безусловно, обнажает проблему качества управления и неадекватного использования тех благ, которые у нас есть.

Copyright «Звезда» © При использовании материалов ссылка на zwezda.perm.ru обязательна! »»» Подписывайтесь на Telegram, Twitter, Facebook или ВКонтакте газеты «Звезда»!

К содержанию номера

Комментарии (0)

Оставить свой комментарий

По требованию российского законодательства, комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.

Почта нужна для отображения аватара. Подробнее на сайте Gravatar.
Антиспам
Отправить
Фоторепортаж

Глава Прикамья - интервью на старте

<>

Фото 1 / 1

Календарь
Самые комментируемые

за неделю за месяц